главная | Безопасный дом для лосося: опыт охраны лососевых рек от браконьерства на Кольском полуострове
РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ  Систематика лососевых
25.12.2015
РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ Систематика лососевых
Лососевые новости
31.12.2015
Лососевые новости
Статьи о лососе
26.10.2015
Статьи о лососе
Тут вы сможете найти наши эксклюзивные материалы по лососевой тематике...
Новые Правила рыболовства
27.11.2015
Новые Правила рыболовства
В настоящий момент проходит обсуждение поправок к текущим Правилам для большинства .....

Безопасный дом для лосося: опыт охраны лососевых рек от браконьерства на Кольском полуострове


Дом для лосося

На Кольском полуострове на территории, известной под названием «Дом для лосося», под управлением компании «Северные Реки» с 1992 года проводится спортивная ловля семги и кумжи в бассейне четырех рек: Рында, Золотая, Харловка и Восточная Лица.

Я управляю туристическим лагерем на Рынде. Помимо Рынды, в моем ведении находится р. Золотая. Когда здесь начинали организовывать рекреационное рыболовство, браконьерство было значительное. В устьях Харловки и Восточной Лицы стояли воинские части, которые очень интенсивно занимались незаконным ловом. Эти части были основными браконьерами: они постоянно находились на реке, им нечего было делать, у них был транспорт для вывоза продукции: к ним периодически прилетал вертолет или приходил пароход. Так что у них была хорошая возможность очень выгодно сбывать икру и рыбу. В то время норвежской семги на прилавках не было, она была большим дефицитом, поэтому существовал обширный черный рынок.

Вторая категория браконьеров — местные жители. На самих реках населенных пунктов нет, но пройти 50 км пешком от поселка до речки для местных не составляет большого труда. На выходные они регулярно отправлялись ловить рыбу — как правило, в среднее и верхнее течение. Так как реки удалены и много на себе не унесешь, то их, в основном, интересовала икра. Поэтому самое большое браконьерство было тогда, когда созревала икра.

Сейчас здесь воинских частей нет, реки стали действительно удаленными, и состав браконьеров несколько изменился. Сюда могут прилететь военные на вертолете и высадить группу, обходчики электропроводов могут подкинуть кого-то на своем транспорте, и главное — корабли, ведущие морской прибрежный лов, могут высадить людей на побережье с целью незаконной ловли на реке. И конечно, остаются местные жители. Вот основной контингент браконьеров в настоящее время.

Охрана рек организована следующим образом. У нас есть наблюдатели (мы их называем «бегунки»), которые вечером, после возвращения наших рыбаков в базовый лагерь, идут по реке с биноклями и рациями. Их задача — наблюдать, что происходит на реке, и при обнаружении браконьеров немедленно докладывать. Наблюдатели ходят по реке каждый вечер в течение всего сезона с момента схода льда и до замерзания реки, все четыре месяца.

Если они видят, что идет лов, то по рации докладывают мне. На место на вертолете прилетает группа с инспектором. Поскольку в территориальном управлении по рыболовству инспекторов не хватает, несколько лет мы нанимали военизированную охрану. С ними работать спокойно: как правило, браконьеры не решаются с ними спорить. В настоящее время с нами работает инспектор, который специально командируется к нам территориальным управлением рыбоохраны. Рыбинспекторы сейчас не вооружены, и бывали случаи, когда нарушители не желали подчиняться и доходило до «физических контактов». Но кончалось все так, как должно кончаться: протоколами и изъятиями. Главный принцип, который должен неукоснительно соблюдаться, — это постоянство охраны. В охране не должно быть никаких «дырок»: сегодня здесь следят за рекой, а завтра — нет, а там вообще редко следят. Люди должны привыкнуть к тому, что на реке ведется контроль, сплошной и постоянный, а не похожий на решето. Иначе охрана не будет иметь смысла, и ее все время будут испытывать на прочность.

Итак, группа прибывает на место, составляется протокол о незаконной ловле, сети и рыба изымаются. Все это передается в бассейновое управление, готовятся документы для суда, затем суд выносит решение о наказании. Штрафы сейчас довольно значительные, и это влияет на любителей незаконной ловли.

Фото Центра дикого лосося (США)
Фото Центра дикого лосося (США)

Когда в районе 12–15 сентября сезон заканчивается, речки также не остаются без присмотра. Помимо охраны баз, остается и охрана рек: те же «бегунки» и инспектор или сотрудники частного охранного агентства. Они живут на базе и ежедневно патрулируют реки до самого ледостава. Таким образом, рыба может спокойно отнереститься.

На охрану от браконьерства у нас идет значительная сумма. Но и результаты она дает немалые. На наших реках регулярно проводят исследования ученые Полярного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии им. Книповича (ПИНРО). По их данным, численность лосося здесь достигла значения, который соответствует природной емкости реки в естественном ненарушенном состоянии (см. рисунок).

Рисунок. Графики изменения численности лосося на реках «Дома для лосося» (по данным ПИНРО)
Рисунок. Графики изменения численности лосося на реках «Дома для лосося» (по данным ПИНРО)

Расходы на охрану рек надо планировать заранее, вносить в бюджет и выдерживать его. При этом нужен расчет, как и в любом другом предприятии. Люди едут к вам отдыхать, спокойно ловить рыбу в красивом месте, и им нужно обеспечить именно это. Если же вы приглашаете рыбаков, а у них под носом кто-то будет ловить сетями, вы не сможете продавать путевки по хорошим ценам. Тогда вам неоткуда будет взять деньги на дальнейшую охрану. Рыбы будет все меньше, и путевки будут стоить все дешевле.

Хочу подчеркнуть, что при разработке системы охраны от браконьерства нужно разграничивать разные категории рек. Одно дело — удаленные реки, когда от ближайшего населенного пункта до них 50–60 км и заброс групп осуществляется вертолетом, как в «Доме для лосося». Совсем другая ситуация, когда на реке стоит деревня. Здесь охрана должна быть организована иначе.

Н. В. Балеев,
компания «Северные Реки»